Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Мои правила

Большой плюс письменной работы в том, что я могу работать дома. Это же и большой минус. Это не только испытание на самоорганизацию, но и на сосредоточение. У нас в школе было такое театральное упражнение: человек сидит и пытается за короткое время выучить небольшое стихотворение, а вокруг него сидят люди и по очереди задают ему вопросы. Он обязан на эти вопросы ответить, и при этом быстро возвращаться к стихам, не потерять место, где он учил и т.д. Вот этот образ я припоминаю время от времени.
За эти несколько лет, что мне пришлось работать дома сперва с одним, а теперь с двумя детьми, я поняла, что главное - не расплыться. Т.к. есть искушение поработать ночью, урвать 15 минут, когда одна спит, а другая играет сама. Это неправильный подход, из-за которого ты превращаешься в дерганного человека. Работать дома надо тоже уметь! Итак, мои правила:
0. Не использую ЛЮБОЕ свободное время для работы.
1. Не отвечаю на телефон после 9 вечера и в выходные
2. Не работаю ночью
3. Не работаю в выходные
А когда же тогда работать? Ну вечером, понятное, дело. Одна засыпает в 20-20.30, а другая может поковыряться сама или с папой. И еще последнее правило, к которому я пока что пришла. Называется "Железный час". Смысл в том, что для всего требуется сосредоточение. И мне каждый день нужно минут 40-60, чтобы погрузиться в свое дело полностью (кроме вечерних часов). То есть не годится работать, когда малыш не спит, т.к. каждые 5 минут приходится на него отвлекаться. Поэтому я придумала работать на детской площадке на улице, как хорошо, что пока тепло!
Кому-то может показаться то, что я осмыслила, очевидным, но я к этому пришла только сейчас.

Один мой велодень.

IMAG0625
Вчера решилась на долгий маршрут. Поехала от дома в Музей Архитектуры, затем через реку на занятие в институт (между Павелецкой и Новокузнецкой), а дальше домой по Садовому кольцу.
Сразу хочу сказать, что совершенно не устаю от езды. Это удивляет, потому что я была настроена, что буду болеть как минимум икры, но нет. Усталости никакой, мозг не отключается. Есть особо не хочется! Вчера даже не ужинала. Утомляет одно - неприспособленность для велосипедной езды. До музея я добралась чудесно, получилось быстрее, чем на метро (!) - за полчаса. Это для меня рекорд, т.к. езжу я очень медленно, иногда ловлю себя на мысли, что забываю, что я не иду, а еду. В Щусевском музее оказалась велопарковка! Но я не знала, как точно туда припарковаться. Впервые ее встретила, и уж никак не ожидала, что в таком месте. Сперва заезжала передним колесом, но замок не дотягивался, я развернулась. Наверное, правильно?
После музея мой путь лежал вдоль набережной. Но я совершенно забыла, что на Боровицкой дурацкая развязка и нигде нет переходов. Я забралась на Большой каменный мост. Открылся чудесный вид на Замоскворечье. Эх, ну почему я ничего не снимала? Я впервые за долгое время я обратила внимание на то, что в теоретической литературе называется "градостроительной доминантой". Колокольня Софийского собора, по которому названа набережная, храм Воскресения в Кадашах, высотка на Котельнической и другие постройки были отчно видны. Это была чудесная, незамусоренная панорама. Проехав до Балчуга, я передала мысленный привет Варваринскому храму, который приписывается герою моего диплома - архитектору Родиону Казакову. Еще раз отметила про себя, какая же на храме странно приплюснутая главка. Дальше начались небольшие трудности, потому что Пятницкая улица ну совсем тесная, а я оказалась там ровно в обеденный перерыв. В какой-то момент пришлось спешиться и вести велосипед, настолько было тесно. Но у метро я повернула налево - на Новокузнецкую улицу и за считанныеминуты оказалась у здания своего института. Прихав даже заранее, я села на автобусной остановке. Отсюда я и сделала единственную за весь день фотографию с велосипедом. После занятия я направилась в сторону Садового кольца. И это было моей главной ошибкой. Я логично думала, что Садовое кольцо - гарант того, что можно будет легко и свободно ехать, но нет. Эта часть кольца, по сравнению с той, гдея ездила в прошлый раз (Новинский бульвар-Маяковка-Каретный ряд) была ужасна. Улица была иногда узкая, машины были припаркованы прямо на тратуаре, занимая половину прохода. И люди уже начинали возвращаться с работы. Что-то мне подсказывало, что не надо ехать по кольцу. Не люблю я район Таганки, там постоянная толчея. Но интуицию я не послушила и ужасно пожалела. Весь путь по Земляному валу был просто ужасен. Иногда я не ехала, а просто шла. За метсро сто от месро начиналась толпа людей, шедших вместе со мной к метро, после него была встречная толпа, идущая с другой стороны. Ехать удавалось нормально только в отрезке после этой толпы и до следующей. Миновав Земляной вал стало легче. На пути к Красным воротам стало свободнее, улица стала шире, асфальт сменился каменной плиткой. Вдруг я увидела далеко впереди стройку. Это были минареты на проспекте Мира. Я поймала себя на том, что не верю тому, что вижу. Все-таки, когда постоянно передвигаешься на метро, то и судить о городе начинаешь относительно него. Однако город имеет другую взаимосвязь. Он не плоский, как на карте метрополитена, а трехмерный. И его части сообщаются друг с другом. Меня всегда удивляет, как, если идешь пешком, вдруг появляется какой-то объект, который я привыкла соотносить с другой местностью, судя по расположению станций метро. Например, что храм Христа Спасителя виден с Арбата, что Останкинская башня замечательно просматривается со Смоленской - для меня это было удивлением. И эти минареты тоже. Ты начинаешь думать о городе, как о сложном "существе". За это я полюбила велосипед, в нем ощущается город, кривизна улиц, рельеф, ты начинаешь ощущать целостность. Для меня велоезда стала своего рода продолжением размышления об архитектуре, это очень помогает в моих дипломных муках.
П.С. Добралась я нормально, но на Земляной вал больше ни ногой, пока не сделают велодорожки.

Набоковщина

Тут в предыдущем моем посте о Достоевском мне в комментариях напомнили о критическом взгляде В. Набокова на большинство писателей (преимущественно, русских). Я вспомнила, что как раз на полке стоят его лекции, прочитанные в 40х-50х в Америке, и решила просмотреть его мысли о Достоевском. Сразу хочу сказать, что Ф.М. я полюбила за язык, за посторонние описания, за меткие психологические наблюдения, но философский и религиозный подтексты меня совершенно не привлекают (как и у Толстого). Я не люблю морализаторство (и в этом полностью согласна с Набоковым), в искусстве оно особенно диссонирует и мешает. 
И вот нашла у Набокова в лекциях несколько чудесных мест как раз на эту тему:

О "Карамазовых":
"Вообще, когда автор изображает Дмитрия, его перо обретает исключительную живость, Дмитрий как бы постоянно освещен сильнейшими лампами, а вместе с ним все, кто его окружает. Но стоит появиться Алеше, как мы тотчас же погружаемся в совершенно иную, безжизненную стихию. Сумеречные тропы уводят читателя в угрюмый мир холодного умствования, покинутый гением искусства".

Об "Идиоте":
"Если к этому добавить, что он постоянно навязывает читателю свое толкование православия и, распутывая любой психологический или психопатический клубок, неизбежно приводит нас к Христу, вернее, к его собственному пониманию Христа и православия, мы лучше будем представлять, что нас раздражает в Достоевском-философе..."

И на ту же тему, разумеется, в лекции о Толстом:
О "Карениной":
"Идеологическая отрава - пресловутая «идейность» произведения (если прибегнуть к понятию, изобретенному современными критиками-шарлатанами) начала подтачивать русскую прозу в середине прошлого века и прикончила ее к середине нашего. Поначалу может показаться, что проза Толстого насквозь пронизана его учением. На самом же деле его проповедь, вялая и расплывчатая, не имела ничего общего с политикой, а творчество отличает такая могучая, хищная сила, оригинальность и общечеловеческий смысл, что оно попросту вытеснило его учение"..

"Так и хочется порой выбить из-под обутых в лапти ног мнимую подставку и запереть в каменном доме на необитаемом острове с бутылью чернил и стопкой бумаги, подальше от всяких этических и педагогических "вопросов", на которые отвлекался, вместо того чтобы любоваться завитками темных волос на шее Анны Карениной"

Меня удивили и хорошо порадовали его мысли, и сразу пришла параллель с той живописью, которая существовала примерно в то же время, когда создавались эти произведения. В первую очередь, вспомнились полотна Нестерова: "Святая Русь", картины, изображающие сюжеты из жизни Сергия Радонежского, и другие некоторые работы (не спорю, есть у него и чудесные вещи!). Всех их, на мой взгляд, объединяет желание художника выразить идею или изобразить стереотип (елейность, определенную позу и пр.), что тоже является идеей. Да, мы приходим к проблемной точке: сосуществованию мысли и творчества, разума и искусства. Почему-то, меня даже передвижники, даже соцреализм не раздражают в этом плане так, как псевдорусский стиль, назовем это так. Да, Нестеров был на грани псевдорусского стиля и сложения модерна, в котором он работал и писал религиозные сюжеты и даже иконы, но где все случилось гораздо гармоничнее.
В этом смысле меня еще всегда ужасно вводят в тоску храмы, построенные с попыткой копировать, повторить древность (в данном случае говорю  и о псевдорусских и византийских постройках и о современных повторениях). Ой, все, сейчас меня понесет еще на одну больную тему - про консерватизм в Церкви, которую навеяла френдлента, поэтому замолкаю. И так ушла далеко...